Интервью с Хэйли и Тэйлором для rollingstone.com

Автор JaneTheDestroyer   
29.03.2013 г.
Image

Давным-давно, 9-ого января 2013 года, Патрик Дойл провёл интервью с ребятами... Пусть беседа прошла давно, мы узнаем много новых деталей о... звучании нового альбома, о том, как группа переживала уход основателей, о моментах, когда казалось, что музыкальным будням настал конец, о наболевшем вопросе, относительно состава группы (особенно, про барабанщика), про мысли Хэйли о сольной карьере, а также... узнаем, общаются ли ребята с Джошем и Заком...

Последние пара лет были сложными для Paramore: одни из основателей группы Джош Фарро (гитара) и Зак Фарро (барабаны) покинули коллектив в декабре 2010 года, оставив неприятное онлайн сообщение, назвав группу "обработанным продуктом крупного лейбла". Певица Хэйли Уилльямс активно продолжила работу, отправившись в Лос Анджелес с небольшой компанией, в лице гитариста Тэйлора Йорка и бассиста Джереми Дэвиса, а также продюсера Джастина Мелдала-Джонсона (Beck, Garbage), чтобы записать четвертый лонг плей, "Paramore" (релиз намечен на 9 апреля).

В этом новом интервью Уилльямс и гитарист Тэйлор Йорк рассказали Rolling Stone, что группа могла распасться. "Бывало, я просыпалась и подумывала, что было бы так просто запостить письмо, сказав в нём, что путь наш был хорошим", - говорит Уилльямс. "А затем были дни, в которые утром в твоей голове рождалась песня, и ты знала, что это и есть цель".

В музыкальном плане, в каком направлении вы хотели работать после "Brand New Eyes"?

Хэйли Уилльямс: Весь данный промежуток *(прим. имеется ввиду период с выхода последнего альбома по настоящее время - 2009-2013) был мрачным для нашей группы, эмоционально истощающим. И к тому моменту, когда мы собирались начать работу с новыми песнями, мы просто хотели получать удовольствие от процесса записи, в самом деле, просто наслаждаться реальностью, тем, что мы группа и тем, что наши мечты стали явью. Знаете, мы должны всему этому радоваться. Так что, полагаю, это было самым главным для нас, и мы не знали сами, какое воплощение это получит в музыке, но это всё же свершилось.

Бывали моменты, в которые казалось, что Paramore может прекратить свое существование?

ХУ: У меня такие дни были. Я всегда хотела быть частью Paramore, но я просто не знала: "Это ли реальность? Может, я обманываю себя?" Это было столь изнурительно, сдаётся мне. Все мы были друзьями, вместе выросли, и это было самым обидным... От этого тошнило куда больше, чем от всяких превратностей карьеры музыканта. То есть, конечно же, это отбирало силы, но когда всё начало трещать по швам, после выхода "Brand new Eyes", конечно же, были дни, в которые я вставала и думала, что проще всего было бы запостить послание, сказать в нем, что всё слишком сложно, что путь наш был хорошим и пойти, искать работу типа разносчика кофе или заняться чем-то нормальным. Быть может, нервы были бы целее. А затем были дни, в которые утром в твоей голове рождалась песня, и ты знала, что это и есть цель; что будучи музыкантом обретаешь свободу, и именно за это ты благодарна. У всех в жизни так бывает; есть взлёты и падения, были сомнительные моменты, но подсознательно что-то всегда сдерживало нас от распада.

Стало ли для вас неожиданностью, что двое ребят, с которыми вы выросли, создали группу, просто взяли и ушли?

ХУ: Тэйлор?

Тэйлор Йорк: Полагаю, в некотором смысле, да. Они знали, что всё шло к разладу, но, думаю, то, как всё это случилось, было неожиданностью. Не думаю, что подобный способ ухода или разрыва отношений - лёгкая вещь, как бы там ни было, что это проходит без какой-либо суматохи, но не думаю, что мы знали, что всё будет настолько бешеным и драматичным. Так что, для нас это был сюрприз. Но былого уже не изменить. Считаю, долгое время мы были под впечатлением, казалось, мы не сможем преодолеть этого, каждый хотел поговорить про это. Со временем мы смогли отчасти отдалиться от всего этого, оставить в прошлом и сказать самим себе: "Знаете, это все отстой!" Но я считаю, что будущее ждёт нас. Давайте двигаться вперед вместо всех этих школьных соплей.

ХУ: Не думаю, что Тэйлор мог рассказать об этом еще лучше. Тот факт, что двое ребят покинули группу, а мы решили не сдаваться, а еще через год мы записали альбом, ставший лучшим для меня. Случайностей не бывает, пусть это звучит как клише, я не могу позволить себе смотреть на эту ситуацию иначе.

Насколько, по вашему, произошедшие события отразились на новых песнях?

ХУ: Я знаю, как это повлияло на музыкальную составляющую, я видела, как Тэйлор придумывал все эти риффы и все те вещи, которые до этого ты не могла услышать от него в полной мере, ведь, когда Тэйлор играет на сцене, ты не в силах реально расслышать его индивидуальность, потому что на площадке есть множество других гитар. Так что для меня запись с ним была весельем, потому что, полагаю, до этой записи, последний раз, когда мы садились вдвоем в комнате, чтобы написать песню, было 11-12 лет назад. Неожиданно, я увидела, что в нём живет сумасшедший специалист, в тоже время он стал поразительным продюсером. Он записывал все наши демо и все треки, это было замечательно. И это сильно вдохновило меня к написанию в той манере, в которой я писала в этот раз. Впервые, я не испытываю злость к песням, не презираю то, о чем пою. Я пропеваю слова, и это славно. Это просто приносит хорошие чувства. И конечно же, еще есть песни, в которых я докапываюсь до причин, вы знаете, причин, ну не знаю, боли; докапываюсь до того, что внутри, даже глубже этого; но я смогла взглянуть на всё это другими глазами. Больше во мне нет чувства, что я стою и кричу на стену. Процесс написания не был болезненным.

Колоссальный успех трека "Airplanes" [поп-хит от B.o.B., записанный с Уилльямс в 2010 году] стал для тебя неожиданностью?

ХУ: Да, это стало полнейшей неожиданностью. Когда я услышала песню, влюбилась в неё. В голове крутилось: "Ух ты, из этого действительно что-то выйдет". А все ребята подумали: "Ух ты, ты обязана это сделать, это нечто совершенно новое". Так всё и вышло. Мне нравится В.о.В, казалось, подобное сотрудничество принесет идеальные результаты, да и забавно было песню петь. Для музыкальной индустрии, в целом, это не было диковинкой. Я почувствовала настоящую любовь и одобрение. Это было круто.

В будущем, видишь ли ты подобные проекты, как соло исполнитель?

ХУ: Эм, я не знаю. Всё зависит от обстоятельств. Особенно с этим альбомом, полагаю, мы начали видеть, насколько мы многогранны, как группа; вероятно, в некоторых сферах мы просто не хотели раскрываться. А сейчас - мы позволили себе попробовать эти вещи. Обстоятельства управляют всем. Определенно, я открыта для всего того, что во истину меня вдохновляет, так что всё зависит от некоторых вещей. Точно знаю, что это не вызовет раскола или чего-то подобного в нашей группе. Полагаю, мы все поддерживаем друг друга в подобного рода "путешествиях".

Я слышал, на данную запись сильно повлиял поп.

ТЙ: Да, как раз недавно мы разговаривали на эту тему, но это забавно отразилось на данной записи, полагаю, осознавая наши истоки, и почему фанаты в прошлом общались с нами, - я думаю, мы были настолько на этом сфокусированны, что я попытался написать подобного рода песни, просто использовал формулу Paramore и пытался писать, скажем, все эти тяжёлые гитарные риффы... Я действительно целенаправленно работал в данном ключе; я выводил общий образ песен и нес их к Хэйли, а она говорила: "Да, это круто, но я её (песню) не чувствую", и это превращалось в некую беспорядочность, ощущение, что написанное мной, так и останется написанным для меня; и я сказал ей: "Да во веки вечные тебе это никогда не понравится!". На это она реагировала. Не думаю, что мы знали, что собирались записывать сверхпопсовые или танцевальные песенки, но, кажись, это произошло. Реально было стрёмно, но действительно круто.

Как долго вы привыкали к "обновлённому составу"?

ХУ: Ну, было кое-что, что пошло нам на пользу, мы отправились в мини-тур. Мы поехали в Южную Америку. Сделали кое-какие делишки за морями, отыграли несколько концертов в рамках Warped Tour. Своего рода мы кинулись в новую атмосферу. И не было времени на рассиживание и дурное настроение или слишком философское обсуждение произошедшего. Мы трое просто вжились в свои роли, повернули ситуацию в выгодное для нас русло. Но не скажу, что сейчас и в то время не было мелких склок, потому что нам пришлось привыкать к этой новой версии нашей группы. Переходя на личности, каждый из нас троих пережил своего рода "идентификационный кризис". В голове крутилось: "Давайте просто двигаться. Давайте просто двигаться вперёд!"

Я знаю, что Джош Фриз играл с вами в турах. Ребятки, а вы уже утвердили барабанщика?

ХУ: Эм... нет.

ТЙ: После всех перемен состава и личных переживаний, мы просто хотим убедиться, что, по крайней мере, мы трое в силах удерживать группу. Сейчас же, мы просто живём сегодняшним днём, просто пытаемся понять произошедшее. У нас есть друзья, кто собирается с нами играть, но определённой кандидатуры на место барабанщика нет. Мой брат играет с нами на гитаре, а мой друг Джон играет на клавишах и гитаре, так что думаю, они от всей души хотят стать постоянными участниками, но вопрос с барабанщиком всё ещё в подвешенном состоянии.

Ребятки, когда вы устроите полноценный тур?

ХУ: Честно говоря, это мы тоже ещё не решили. Наша пластинка выходит в апреле. Полагаю, активные выступления мы начнём в начале весны.

Ребята, вы думаете, что наконец-то собрали состав, в котором будете вместе некоторое время?

ХУ: Ну, Джон и Джастин уже несколько лет играют с нами. То есть, вы не видите их на фото или где-то ещё; но, кто знает, как всё будет в дальнейшем, но наши фанаты их знают, они - часть нашей тур-семьи. Вот, что касается Тэйлора - на сцене с ним рядом его брат. Так что, определённо, они нечто неотделимое. Что касается барабанщика, не думаю, что нашли идеальный вариант; в любом случае, туры походят на семейную жизнь; каждый, кто отправляется с нами в туры, наша команда, большинство из них с нами уже долгие годы. Нам это нравится. Мы рады, что наши фанаты знают Райли - наш "гитарных дел мастер". Мы рады, что те люди понимают, насколько сильно мы ценим их и дорожим ими. Так что, я не знаю на счёт барабанщика, но всё остальное в "лагере" Paramore, во всяком случае, что касается туров, вполне постоянно.

А вы хоть как-то общаетесь с Джошем и Заком? Вы разговариваете с ними?

[Тишина]

ТЙ: Время - удивительная вещь, мы не мешаем ему делать то, что оно должно делать.

Перевела JaneTheDestroyer. Спасибо за прочтение!

 
« Пред.   След. »
Majordomo.ru - надёжный хостинг